Дневной архив: 09.03.2020

В скором времени определится судьба Греции

греция

3 года на грани дефолта, 4 года в МВФ Кристин Лагард), и 2-м неофициальным руководителям ЕС — германскому канцлеру Ангеле Меркель и французскому главе Франсуа Олланду.

В поисках решений эти вершители судеб выполнят весь октябрь и ноябрь. А сейчас можно предвидеть, какие позиции они будут защищать.

Вожак эллинов

Антонис Самарас — достаточно несовместимая фигура на греческом олимпе. До собственного премьерства он был главой основной реакционной партии Греции «Новая демократия» и лидером оппозиции и играл окончательно против твердой фискальной экономии. Заняв сиденье премьера в начале июня 2014 г, он поменял позицию. А прошлые мнения Самараса все равно продолжают бросать на него тень. Потому неисполнение Афинами полученных на себя обязанностей перед заимодавцами смотрится вполне натуральным. Тем не менее, союзники премьера стараются разъяснить это тем, что он при власти всего пару лет еще не смог конструктивно оказать влияние на ход мероприятий. Помимо этого, сам Самарас заверяет, что часть вины за данный крах находится на германцах и прочих европейцах, нагнетающих окружающую среду вокруг расположения Греции. Согласно его заявлению, аналогичная «какофония» препятствует Афинам провести приватизацию, нужную для восстановления фискального баланса страны.

«Неужели будет какой-нибудь бизнес вкладывать во что-нибудь в euro, если размышляет, что назад обретет драхмы? Нет, разумеется», — противится премьер. В любом случае, в настоящее время ключевая цель Самараса — убедить азиатских лидеров в собственной готовности привести открытые реформы до конца, чтобы получить от них для Греции 2 года откладывания. С данной задачей он в середине сентября сделал турне по Европе, повстречавшись в Берлине с Меркель и во Франкфурте с Олландом.

«Мы сделаем наши обещания. Это происходит, — сообщил Самарас в процессе обоих встреч. — Мы не просим денежных средств. Мы просим глоток воздуха в процессе погружения под воду, которое мы совершаем». Он даже отыскал лазейку в контракте, которая дает возможность ему рассчитывать на продление требований. Контракт требует от Афин уменьшить госдолг с текущих 160% ВВП до 120% ВВП к 2020 году, а вполне может быть пересмотрен, если рецессия в стране будет поглубже, чем предполагалось. А Греция 4 года располагается в рецессии, и 2012 год гарантирует стать 5-м на очереди, когда ВВП страны уменьшится еще на 7%. Потому, полагает Самарас, Афины вправе рассчитывать на поблажки.

Люди в темном

Такое шаловливое прозвание представителям «тройки» когда-то дал министр экономики Испании Луис де Гиндос Хурадо, а потом его схватили и греки.

«Тройка» — это, прежде всего, могущественные компании и теперь затем их начальники — Жозе Мануэль Баррозу, Марио Драги и Кристин Лагард. Впрочем решение, как обычно, в руках лидеров, граждане Греции, Ирландии, Португалии и Кипра — стран, принявших либо претендующих на помощь от европейского стабилизационного фонда EFSF, понимают «тройку» как массу маленьких госслужащих в деловых костюмах, цель которых — «отыскать и обезоружить».

Как раз потому, что «тройка» — это факультеты, а не люди, предвещать ее действие синхронно и легче, и тяжелее. Легче потому, что из-за собственной тяжеловесности факультеты методичны, тяжелее потому, что их позицию устанавливает не 1 человек, а очень многие люди. Но что-то о ходе их идей понятно. Можно предвидеть выводы из доклада «тройки» по результатам 2-ух визитов в Грецию, который будет размещен в середине октября либо конце ноября. Главным его тезисом будет: «Нет, Греция не совладала с реформами». Вопрос только в том, что интернациональные компании порекомендуют делать далее. У них имеется несколько видов.»Тройка» может сообщить: «Не совладала, а…», считая, что Афины еще могут подняться на верный маршрут реформ и сложиться в поставленные сроки. Также в докладе рядом с отрицательной оценкой может находиться и фраза о том, что Греции необходимо больше времени (следовательно, и денежных средств — вероятно, даже 3-й пакет помощи) для реализации реформ. В конце концов, приговор вполне может быть такой, что Афины не только не совладали, но также и нуждаются в второй реструктуризации долга, другими словами в дополнительном списании части задолженности и в второй многомиллиардной платформе помощи от еврозоны. Первый план разрешил бы всем вздохнуть с облегчением, однако он маловероятен.

Вероятнее всего, случится 2-й и 3-й. В двух вариантах скорее всего встанет вопрос о Grexit — выходе Греции из еврозоны. А положительный ответ на данный вопрос для ревизоров в настоящее время не применим. В первую очередь потому, что итальянец Марио Драги настроен уберечь Италию и Испанию от дефолта любой стоимостью. А политически нельзя уберечь эти 2 страны, отказав в выручке Греции.

Потому Драги будет помогать Греции до последнего, и в том числе повышая сроки закрытия и снижая прибыльные кредитные ставки, при помощи которых Афины финансировали по новой собственные долги. Но зато, если речь пройдет о дополнительном оплате, МВФ может отказаться возобновлять сохранять Афины, переложив весь груз на плечи европейцев. Тогда будет на самом деле легче освободиться от Греции, чем заниматься ее «излечением».

Мерланд

За 5 лет президентства Николя Саркози в Восточной Европе сложился сильный тандем «Меркози» — главы Франции с Ангелой Меркель. В начале мая место Саркози в Загробном дворце перешло к Франсуа Олланду, и изначально представлялось, что француз-социалист и немка-консерватор не найдут общий язык. Олланд был устремлен на стимулировании финансового повышения и войне с безработицей, тогда как Меркель призывала всю Европу потуже задержать пояса. Но совместными действиями немецко-французский тандем все-таки остался. Руководители 2-ух наиболее авторитетных стран Европы как и раньше координируют собственную позицию и играют целым фронтом. В том числе по греческому вопросу. Вчера двухсторонних встреч с Самарасом Меркель и Олланд повстречались 23 сентября в Берлине, чтобы условиться о последующих действиях. А спустя 4 дня было оглашено об образовании общей немецко-французской комиссии, которая будет заниматься подготовкой единственной для обоих стран политики в отношении Греции, Испании и Италии, и не менее длительных стратегий. «Мы намерены принимать общие решения», — пояснил Вольфганг Шаубле, минфин Германии. «И углубить наши консультации», — добавил его коллега из Франции Пьер Московичи. А пока рабочая команда не опубликовала собственные первые решения, формальная позиция тандема такая: все решения насчет Греции — после статьи доклада «тройки».

А изменения коснулись не только лишь состава лидеров немецко-французского союза. Поменялся и подход «первой девушки» ЕС. Как выяснилось, позиция Меркель не так несокрушима, как до того. Ранее германка играла окончательно против расположения долговой перегрузки среди всех членов еврозоны. В настоящее время она также против того, чтобы германские налогоплательщики принимали итальянские долги, и отказывается предлагать Греции 2 года откладывания на реализацию реформ (все же в следующем году Меркель рассчитывает переизбираться на 3-й период). А канцлер не так категорична, чтобы пойти на исключение Греции из денежного единения. «Греция — часть еврозоны, и я также хочу, чтобы Греция оставалась членом зоны euro», — сообщила канцлер после встречи с Самарасом 24 сентября.

У такой замены расположений духа есть несколько причин. Прежде всего, в настоящее время на первый план играет тот факт, что Германию с Грецией объединяют не только лишь и не столько экономические отношения, сколько геополитические.

«Просто посмотрите на карту и взгляните, где Греция размещена», — пояснил Майкл Майстер, президент в Христианско-демократической партии, возглавляемой Меркель, показывая на родственность страны с Близким Востоком, раздираемым штатской борьбой в Сирии, и с до сегодняшнего дня не окрепшими Балканами. Во-вторых, Германия значительно находится в зависимости от финансового состояния здоровья Испании. А тут включается такая же разумность, что и у Марио Драги: политически нельзя уберечь и оставить в денежном объединении Испанию, отказав в выручке Греции. Из всего данного необходимо, что позиция Берлина будет не менее эластичной, даже если Афины не осуществят собственные обещания перед заимодавцами.

Д. Шепелев о романе с Жанной Фриске

Д.,Шепелев  Рассказывают, в начале декабря пара хочет поиграть свадьбу. Впрочем, похоже, так именуемый «жених» не знают грядущей свадьбы.
После продолжительного безмолвия Д. Шепелев принял решение поведать истину о романе с Жанной Фриске: «Эти домыслы, как и любые иные, мне неприятны. А в особенности мне не по нраву то, что их нужно аннотировать… С Жанной, как и со многими певцами, я познакомился на съемках «ДОстояния РЕспублики». И это все, больше не о чем рассказывать».
При этом основной позабыл, что они были не раз отмечены выходными из сауны, в обнимку на алой дорожке и просто прогуливающимися по улице. Либо это все-лишь пиар-ход?!