Гигиена в средневековой Европе

d0dbdb1b

Информация о массово грязной Европе в Средние столетия, пахучих улицах, нечистых корпусах, блохах и других «приятных моментах» такого рода пришла преимущественно из XIX века. И с ней соглашались и давали подобающее очень многие специалисты той эры, впрочем сам источник вряд ли был исследован.

Обычно, все выводы строились на времени Нового времени, когда чистота тела на самом деле была не в почете. Абстрактные конструкции без фактичной базы и исторических данных привели многих в ложное мнение о жизни и гигиене в Средние столетия. Однако, невзирая ни на что, тысячелетняя история Европы с собственными взлетами и падениями сумела сохранить для отпрысков большое эстетическое и культурное наследие.

Мифы и действительность

Гигиена в средние века, как и уклад, неправильно подвергалась твердому пререканию, однако полученного источника этого времени достаточно, чтобы не подтвердить все нарекания и изолировать истину от вымысла.

Выдуманные гуманистами эры Восстановления, дальше пополненные и известные знатоками пера Нового времени (XVII-XIX столетия) мифы о цивилизованной деградации средневековой Европы были призваны образовать установленный оптимальный тон для грядущих свершений. В основном эти мифы основывались на вымыслах и искажениях, и на заключениях разорительного кризиса XIV века. Голод и голод, социальная интенсивность, вспышки заболеваний, спортивные и упаднические расположения духа в сообществе…

Эпидемии, скосившие население областей в два раза и больше, полностью напрягли гигиену в средневековой Европе и обвернули ее бумом верующего фанатизма, антисанитарии и замкнутых муниципальных купален. Оценка целой эры по худшему времени оперативно распространялась и стала самой тривиальной знаменательной несправедливостью.

Умывались либо не умывались?

Любая эра в истории населения земли в какой-то стадии различалась собственными мнениями и показателями аккуратности физического тела. Гигиена в Европе в Средние столетия, назло выработавшемуся стандарту, не была настолько страшной, как ее обожают вручать. Разумеется, о современных стереотипах речи быть не могло, однако люди часто (еженедельно), в любом случае, умывались. А каждодневный душ сменяла операция обтирания увлажненной материей.

Если обратить свое внимание на образные создания, букинистические миниатюры и символику мегаполисов тех пор, то банно-мытейные традиции Древнейшего Парижа благоприятно наследовались европейцами, что в особенности было свойственно для начального средневековья. В процессе раскопок имений и монастырей археологи находили особые емкости для умывания и публичные купальни. Для бытового омовения тела роль ванны играла очень большая сделанная из дерева параша, которая при необходимости переносилась в необходимое место, как правило в спальню. Французский историк Фернан Бродель подчеркивает также, что приватные и публичные парилки с купальнями, парилками и водоемами считались стандартным занятием для городских жителей. При этом данные заведения были рассчитаны на все классы.

Мыло Европы

Применение мыла приобрело вездесущее распределение как раз в Средние столетия, гигиена которых настолько часто порицается. В IX столетии из-под рук итальянских алхимиков, которые практиковались производством очистительных составов, вышел первый пример моющего средства. Потом стартовало групповое изготовление.

Формирование мыловарения в странах Европы базировалось на присутствии натуральной сырьевой базы. Марсельская мыловаренная индустрия имела в собственном постановлении соду и сливочное масло, которое приобретали через обычное брикетирование плодов маслиновых деревьев. Масло, производимое после 3-ей прессовки, использовалось для изготовления мыла. Оперный продукт из Марселя стал важным продуктом торговли к X веку, однако позже он уступил первое место венецианскому мылу. Кроме Франции мыловарение в Европе удачно развивалось в странах Италии, Испании, в участках Греции и на Кипре, где культивировались подсолнечные деревья. В Германии мыловарни были образованы только к XIV столетию.

В XIII столетии во Франции и Великобритании изготовление мыла стало занимать вполне солидную нишу в экономике. А к XV веку в Италии стартовал выпуск жесткого кускового мыла индустриальным методом.

Гигиена девушек в средние столетия

Довольно часто любители «нечистой Европы» упоминают Изабеллу Кастильскую, принцессу, которая дала слово не умываться и не поменять платье, доколе не будет одержана победа. Это на самом деле так, она правильно берегла свой обет 3 года. Однако необходимо обратить свое внимание, что данный ход обрел большой отклик в старом сообществе. Было приподнято очень много гула, и в честь принцессы даже был выведен свежий оттенок, что говорит о том, что такое явление не считалось нормой.

Духовитые масла, ткани для обтирания тела, гребни для волос, лопаточки для очистки ушей и небольшие щипцы считались каждодневными ассистентами в гигиене девушек средневековой Европы. Заключительный признак в особенности ясно упоминается в книжках того времени как необходимый участник женского туалета. В живописи прекрасные женские тела представлялись без излишней растительности, что дает осознание, что эпиляцию вели и в эротических зонах. Также труд итальянского доктора Тротулы Сарленской, датированный XI столетием, имеет рецепт от ненужных волосков на организме с применением мышьячной руды, муравьиных яиц и уксуса.

Упоминая женскую гигиену в Европе в Средние столетия, невозможно не затронуть настолько вежливой темы «особенных женских суток». Действительно про это мало известно, однако определенные находки дают возможность делать некоторые выводы. Тротула упоминает о процедуре внешнего очистки девушки с использованием хлопка, как правило перед половым сношением с супругом. Однако маловероятно, что такой источник мог использоваться в качестве тампона. Определенные ученые подразумевают, что для подкладок вполне могли применять мох сфагнум, который повсеместно использовался в медицине как антисептик и для приостановки кровотечения при военных ранениях.

Уклад и насекомые

В средневековой Европе уклад и гигиена впрочем и не были настолько смертельны, однако все-таки почти во всем бросали желать лучшего. Абсолютное большинство зданий имели тонкую янтарную кровлю, которая была самым хорошым местом для обитания и размножения любой живности, в особенности крыс и насекомых. В процессе ненастья и прохладных сезонов они взбирались на внешнюю плоскость и собственным присутствием довольно осложняли уклад жителям. Не лучше дела обстояли и с половым покрытием. В безбедных жилищах пол устилался сланцевыми листами, которые в зимнее время оказывались непрочными, и чтобы было легче идти, его присыпали истолченной травой. На протяжении зимнего времени истертую и запятнанную траву не раз перекрывали новой, формируя оптимальные критерии для формирования вирулентных бактерий.

Насекомые стали истинной неудачей данной эры. В ковровых покрытиях, кроватных балдахинах, матрасах и одеялах и на одежде жили целые полчища клопов и блох, которые кроме всех неудобств несли и солидную опасность состоянию здоровья.

Необходимо отметить, что в начальном Средневековье абсолютное большинство зданий не владело автономными комнатами. Одно здание могло иметь несколько функций: кухня, трапезная, спальная комната и прачечная. При этом мебели не было. Незначительно позже безбедные жители города взялись отсоединять опочивальню от кухни и столовой.

Уборная тематика

Общеизвестно, что суждение «отхожее место» начисто отсутствовало в рыцарском времени, и «дела» делались там, где надо будет. Однако это совершенно не так. Сортиры замечены почти во всех неподвижных замках и монастырях и представляли собой маленькую пристройку на стенах, которая повисала нужно рвом, куда и стекали нечистоты. Этот строительный элемент носил название гардеробом.

Муниципальные сортиры помещались по принципу буколической уборной. Помойные ямы часто чистились ассенизаторами, которые ночами увозили из города продукты жизнедеятельности людей. Бесспорно, дело было не привлекательным, однако крайне нужным и популярным в огромных городах Европы. Люди данной специфичной специальности имели собственные гильдии и консульства, как и другие ремесленники. В определенных областях ассенизаторы назывались не по-другому как «вечерние мастера».

Начиная с XIII столетия в уборную комнату идут перемены: окна стеклят во избежание сквозняков, ставят парные двери, чтобы отвести вторжение аромата в квартирные здания. Приблизительно в тот же момент стали вести первые конструкции для смыва.

Уборная тематика прекрасно открывает, как далеки от реалии мифы о гигиене в средневековой Европе. И нет ни единого источника и исторического доказательства, подтверждающего неимение уборных мест.

Водопроводы и системы канализации

Неверно полагать, что отношение к мусору и нечистотам в Средневековье было не менее нейтральным, чем в настоящее время. Сам факт существования помойных мест в городах и замках говорит об обратном. Другой диалог, что муниципальные службы далеко не всегда управлялись с поддержанием порядка и аккуратности, в силу финансовых и технических причин тех пор.

С повышением численности муниципального населения, примерно с XI столетия, неприятность снабжения питьевой жидкостью и выведение нечистот за муниципальные стенки покупает главную значимость. Нередко продукты жизнедеятельности человека сбрасывались в обозримые речки и водоемы. Это влекло к тому, что воду из них нельзя было выпивать. Не раз практиковались разные способы чистки, однако питьевая жидкость возобновляла быть дорогостоящим наслаждением. Вопрос был в некоторой степени постановлен, когда в Италии, а в будущем и в ряде иных стран, начали использовать насосы, работающие на ветряных силовых агрегатах.

В середине XII столетия во Франкфурте был построен один из первых самотечных водопроводов, а к 1370 году стартовала работа подземной канализации в регионе Монмартра. Исторические находки самотечных полновесных, сделанных из дерева и керамических водопроводов и канализации были замечены в городах Германии, Великобритании, Италии, Скандинавии и прочих странах.

Санитарные службы

На стороже состояния здоровья и гигиены в средневековой Европе регулярно стояли некоторые дела, в каком-то смысле санитарные службы, которые придавали свою монету в аккуратность сообщества.

Сохранившиеся источники передают, что в 1291 году лишь в Риме было установлено не менее 500 цирюльней, без учета уличных специалистов, занимающихся практикой на рынках и других местах. Лавочка цирюльника имела отличительную вывеску: как правило над входом подцепляли металлический либо деревянный таз, ножницы и гребень. Список рабочих приборов состоял из бритвенного тазика, пинцета для снятия волос, гребня, ножниц, губок и повязок, и склянок «душистой жидкости». Мастер всегда мог иметь в наличии жаркую воду, потому внутри здания ставилась незначительная печь.

В отличии от иных ремесленников прачки не имели своего цеха и преимущественно оставались одиночками. Богатые жители города периодически брали квалифицированную стиральщицу, которой давали собственное нечистое платье и в заблаговременно рассмотренные дни приобретали чистое. Собственными прачками запасались гостиницы, постоялые дворы и тюрьмы для персон великодушного возникновения. Состоятельные дома также имели на регулярном окладе штат дворни, занимавшейся только стиркой. Другой народ, не имевший вероятность оплатить квалифицированную прачку, обязан был сам вычеркивать собственную одежду на обозримой реке.

Публичные купальни были в большинстве мегаполисов и были так натуральными, что возводились чуть ли не в любом рыцарском месяце. В доказательствах современников работа бань и банщиков подчеркивается часто. Имеют место также юридические бумаги, где тщательно воспроизведена их деятельность и правила посещения таких учреждений. В бумагах («Саксонское зеркало» и прочие) раздельно упоминаются воровство и убийство в социальных мыльнях, что лишь больше подтверждает об их большом распространении.

Медицина в Средние столетия

В средневековой Европе значительная роль в медицине принадлежала церкви. В VI столетии при монастырях начинают работать первые больницы для помощи бессильным и инвалидам, где в качестве медиков играли сами монахи. Однако лечебная подготовка Божьих слуг была так небольшой, что не хватало простых познаний физиологии человека. Потому вполне ожидаемо, что в их излечении упор делался, в первую очередь, на ограничении в еде, на лечебных травах и мольбах. Они были почти не в силах в сфере хирургии и заразных болезней.

В X-XI веках вполне раскрученной сектором экономики в городах является утилитарная медицина, которой занимались преимущественно банщики и цирюльники. В список их повинностей, кроме главных, заходило: убийство, вправление костей, ампутации конечностей и ряд иных операций. К концу XV столетия из цирюльников стали организовываться цеха промышляющих врачей-хирургов.

«Темная гибель» первой половины XIV столетия, завезенная с Запада через Италию, по определенным данным, унесла около трети граждан Европы. И медицина с ее маловероятными доктринами и комплектом верующих предрассудков заранее проигрывала в данной войне и была совершенно не в силах. Узнавать болезнь на начальной ступени лекари не могли, что влекло к существенному повышению числа инфицированных и разоряло города.

Так что, медицина и гигиена в Средние столетия не могли похвастать огромными переменами, продолжая базироваться на произведениях Галена и Гиппократа, сначала прекрасно исправленных верой.

Знаменательные факты

  • В самом начале 1300-х годов расчет Рима часто укомплектовывался налогом от 29 бань, зарабатывавших каждый день, помимо понедельника.
  • Большой вклад в формирование гигиены в Средние столетия привнес гениальный эксперт, медицинский работник X-XI веков Абу-Али Сина, не менее знаменитый как Авиценна. Его основные работы были посвящены вопросам быта людей, одежде и питанию. Авиценна первый сделал предположение, что групповое распределение болезней происходит за счет инфицированной питьевой жидкости и земли.
  • Карл Бесстрашный владел диковинным объектом роскоши – серебристой ванной, сопутствовавшей его по полям схваток и в странствиях. После проигрыша под Грансоном (1476) она была замечена в герцогском таборе.
  • Освобождение вечерних горшков из окна напрямую на головы прохожим считалось ни чем другим, как специфичной ответом жителей дома на несмолкаемый гул под окнами, не соблюдающий их покой. В других вариантах такие действия водили к проблемам от муниципальных властей и налаганию штрафа.
  • Отношение к гигиене в средневековой Европе можно изучить и по числу социальных муниципальных санузлов. В городке ливней, Лондоне, насчитывалось 13 уборных мест, и пару из них поместили напрямую на английском мосту, объединявшем 2 половины города.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *